Как и ее отец, Ингрид умеет объяснять и, что немаловажно, показывает своих лошадей как пример своих слов. На фотографии ниже — берейтор разминает пятилетнего жеребца Дрезден Мэн (Dresden Man). Он только вышел из денника и пошагал по плацу, на котором Ингрид работала с Дэймонс Дивин (Damon’s Divene).

“Полагаю, здесь хороши видно, что он тянется от холки и довольно низко опускает нос. При этом он сильно тянется шеей, а нос остается впереди — это важно. Некоторые лошади закручиваются за вертикаль, стремясь носом к груди, и при этом спина остается напряженной. Лошадь должна тянуться от зада и глубоко вниз, при этом спина должна работать, оставаясь расслабленной. Обратите внимание, как он вытягивает шею и как бы говорит нам: «Да, я уверен, что мне ничего не помешает». Отец всегда говорил, что нужно стремиться вытянуть нос к земле. Вы как всадник можете отдавать лошади повод все больше и больше — она сама скажет вам, сколько ей нужно, чтобы округлить спину и растянуть позвоночник по всей длине. Если она просто скрутится, и вы потеряете контакт, то она останется зажатой по спине, несмотря на округленную шею.

“Это Дрезден на кавалетти. Он активно двигается от зада и тянется шеей вперед, как бы говоря: «Дай мне еще повода».

Инргид садится на Дрездена, когда он размят.

“Полноценная разминка очень важна. Лошадь должна быть хорошо размята. После этого нужно прошагнуть и можно начинать работать на учебной рыси с верхней точкой в затылке и носом перед вертикалью, — это важно, чтобы лошадь активно работала задом. Нужно держать в голове, что для того, чтобы сократить рамку, лошадь подсаживается на зад. Позже вы увидите, как на пиаффе перед станет заметно поднимется относительно зада, но это не в 5 лет. В пять лет его естественный баланс такой, как сейчас. Он сам по себе довольно компактный, поэтому при работе верхом мне очень важно чувствовать, что я не ограничиваю его по переду. Если он напряжет шею, то сразу же зажмется по спине.

Дрезден Мэн (Dresden Man) вошел в шестерку лучших в финале чемпионата пятилетних лошадей.  

Следующая лошадь, которую Ингрид при нас работала, — большепризный жеребец Дэймон Хилл (Damon Hill). Это его первый сезон на этом уровне, и Ингрид продолжает его укреплять.

“Сначала я работаю на кавалетти на галопе по вольту, потому что на пируэте лошадь должна принимать весь свой вес на внутреннюю заднюю ногу, и чем та сильнее, тем проще лошади на нее подсаживаться и поворачиваться. Поэтому для пируэта налево я работаю на кавалетти на вольту налево. Я предпочитаю облегченную посадку, чтобы лошадь расслабила спину. Затем сокращаю галоп темп за темпом, уменьшая радиус вольта и активизируя внутреннюю заднюю ногу внутренним шенкелем до большого пируэта на рабочем галопе.

Кавалетти помогают сохранять ритм, потому что иногда лошади двигаются неровно — у них один шаг шире, другой короче. Пируэт требует ровного ритма — перед, во время и после. Потеря ритма влечет за собой потерю равновесия, и я считаю, что кавалетти помогают его сохранять.


Затем Ингрид бросила стремена, перекинула их через седло и начала делать менки.

“Я хочу сесть глубже, а стремена — это соблазн опереться на них, и тогда центр тяжести приподнимется и корпус всадника больше раскачивается из стороны в сторону, и это отразится на лошади. Всадник сидит в равновесии, только когда сидит глубоко и ровно. Если вы наклонитесь вперед или привстанете, вы потеряете контроль за задними ногами, и лошадь может свалиться на перед. При этом ее начнет раскачивать из стороны в сторону. Поэтому иногда лучше бросить стремена и убедиться в том, что вы глубоко сидите в седле. Руки при этом должны быть абсолютно спокойны.


Перевод: Ксения Давыдова

Источник


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

error: Content is protected !!