«Подними спину! Подведи зад, больше, больше! Округли, ещё!» — многие всадники считают эти команды тремя ключевыми аспектами выездки, и для того, чтобы этого достигнуть, их учат ставить лошадь в рамку, работая внутренним шенкелем на внешний повод, зачастую подолгу отрабатывая плечом вперед или внутрь. В результате, вместо того, чтобы стать гибкой, расслабленной и пластичной, лошадь становится кривой и зажатой, что в перспективе заканчивается проблемами со здоровьем.

Работая лошадь, я воспринимаю ее как единое целое и понимаю, что правильные гимнастические упражнения со временем приведут к тому, что она сама, естественным образом поднимет спину в результате того, что расслабится и выпрямится.

Работая верхом, я всегда помню, что сижу на позвоночнике лошади, который тянется от затылка до хвоста. Точно так же, одним единым целым тянутся от затылка до хвоста мышцы. В учебниках по анатомии мышцы представлены по отдельности, однако иллюстрации разрезов показывают, что мышцы линии верха — шеи, спины и крупа, — плавно переходят одна в другую и работают не только каждая сама по себе, но и как единое целое.

Главная цель, которую я вижу в выездке, — с каждой тренировкой делать лошадь безопаснее и здоровее. Я работаю над балансом движения и энергии без напряжения. Я знаю, что энергия проходит по позвоночнику лошади, и что от него отходит сложная сеть нервов, который посылают и принимают сигналы мозга. Для меня важно ездить на всем позвоночнике целиком, от затылка до хвоста, не блокируя и не повреждая его нездоровыми позами.

Я держу в голове, что сгибать лошадь нужно, как поезд с многочисленными вагонами, — медленно и методично, без резких углов, чтобы ни один позвонок «не сошел с рельс». Я знаю, что между упражнениями на сгибание важно распрямлять лошадь, двигаясь по прямой, потому что прямые необходимы для того, чтобы между позвонками было равное расстояние, как между жемчугом в бусах, иначе они будут соприкасаться и тереться друг о друга. Я осторожно езжу на всем позвоночнике целиком, потому что хочу избежать патологических изменений, таких как целующиеся позвонки, сращения, переломы, а также повреждения нервных окончаний, что может стать причиной проблем с координацией и более серьезных.

Маноло на Динамико. Расслабленная рысь по диагонали.

Я знаю, что позвоночник лошади не очень гибкий, но он все же гнется на разное количество градусов в разных местах, и я понимаю, что при этом делают другие части тела. Например, непосредственно под всадником начинается грудная клетка, которая состоит из 18 позвонков (в среднем), поэтому эта область позвоночника не имеет той же гибкости, что шейный отдел. К тому же, поскольку поясничный отдел позвоночника практически не гнется, я помню, что в роли амортизаторов выступают пять суставов задних ног. Именно поэтому скакательный сустав так сложен и хрупок — он должен поглощать и распределять движение. Поэтому я не настаиваю на подведении зада для «подъема спины» и создания «фальшь-сбора». Я не изолирую какую-то часть лошади, а воспринимаю лошадь как единое целое и добиваюсь чистых аллюров с равномерным, ритмичным движением. Чистота аллюров так важна в выездке, потому что она помогает сделать лошадь пластичной и симметричной посредством здорового развития мышечной ткани, которая, растягиваясь и сокращаясь, равномерно поддерживает позвоночник и грудную клетку. Если бы лошадь была напряженной, асимметричной и семенила бы мелкими шажками, у нее бы неправильно работали мышцы, что пагубным образом сказывалось бы на ее здоровье и прогрессе.

Чтобы добиться чистых аллюров и получить гибкую, пластичную, расслабленную лошадь, я мягко прошу ее работать в равномерном контакте со слегка округленной шеей и носом перед линией отвеса. Я стараюсь сидеть строго по центру, не напрягаться и помогать лошади найти равновесие своим балансом и телом. Руками я сопровождаю движения головы и шеи лошади. Я не хочу, чтобы шея и голова лошади, двигались вертикально, как молоток. Я стремлюсь к ритмичному, горизонтальному движению вперед, которое я поощряю и сопровождаю мягкими плечами, руками и корпусом. Чтобы лошадь под влиянием моего тела стала пластичной и расслабленной, я сам должен быть гибким и расслабленным.

Маноло на Динамико. Плечом внутрь без напряжения.

Стимулируя лошадь к работе с расслабленной линией верха на широких раскрепощенных, но не заторопленных или форсированных аллюрах, я добиваюсь их ритмичности. В том случае, если у лошади правильно развиты мышцы и нет проблем с позвоночником, когда она округляется от затылка до хвоста, поднимая спину по мере того, как набирает силы. (Именно по этой причине на молодой лошади мы не работаем на учебной рыси!)

Я знаю, что для того, чтобы получить здоровую лошадь, которая будет работать спиной, не нужно усложнять; нужно работать по прямым, чтобы позвоночник и тело лошади сами приняли нужное положение. Если я кину на пол веревку и попрошу вас растянуть ее во всю длину, чтобы получилась прямая линия, это можно сделать двумя способами: либо попробовать растянуть каждое спутанное место по отдельности, но в этом случае вы не получите идеальную прямую линию в итоге, или взять за конец и тянуть за него до тех пор, пока веревка не растянется во всю длину — в этом случае вы без особых усилий получите в итоге прямую линию. Тот же принцип работает и с лошадьми. Чтобы добиться прямолинейности, можно пинать ее и всячески тянуть, а можно позволить ей самой все сделать за вас, мягко направляя ее прямо в два повода.

Еще одна причина, почему так важно поддерживать мягкий, живой контакт и позволять энергии движения проходить через лошадь, заключается в том, что, когда лошадь ставят в рамку, ограничивая контактом, она не может оставаться пластичной и расслабленной. Здесь будет хорош пример лука для стрельбы: если все время держать тетеву натянутой, то лук деформируется и потеряет упругость, и стрелы не будут лететь так же далеко. То же самое и с лошадью. Если я все время буду держать лошадь внешним поводом, обоими поводьями, мартингалом, развязками или шпрунтом, она потеряет способность двигаться свободно и экспрессивно.

Работая со всадниками на молодых лошадях, я слежу за тем, чтобы, в зависимости от особенностей строения лошади, ее глаза находились на высоте где-то между маклоком и коленом. Независимо от уровня подготовки лошади, я слежу за тем, чтобы она не зажималась в затылке, а ганаш был открыт — это необходимо для беспрепятственного дыхания и кровотока. Как поезд, который не сможет ехать дальше, если два вагона окажутся под углом друг к другу, если движение сустава ограничивается или блокируется, это сказывается на всех остальных суставах в организме (что особенно актуально для позвоночника) и на ее способности свободно двигаться вперед. Я обращаю внимание на то, чтобы репица хвоста не должна быть ниже маклока, а мышцы лошади в целом пластичны и работают ритмично.

Маноло на Динамико. Облегченная посадка способствует развитию качественного галопа.

Лошади начального уровня подготовки стать более сбалансированной и пластичной поможет езда по пологим дугам. Я начинаю с пологих дуг 10 — 12 м вдоль длинной стенки и со временем дохожу до 20 м, завершая упражнение вольтом в верхней точке дуги, комфортного для лошади диаметра. Сначала это круг 15 м, затем вольт 12 и 10. Если лошади сложно, я возвращаюсь на больший диаметр, который ей комфортен. По мере развития гибкости, я ввожу вторую и третью дугу, но все время слежу за тем, чтобы не блокировать лошадь, и чтобы ее аллюры оставались чистыми и ритмичными. Я слежу за тем, чтобы плечи всадника были параллельны плечам лошади, и что они сопровождают сгибание на вольту, подавая внешнюю руку вперед, как если бы они ехали на велосипеде или катили тачку.

По мере того, как лошадь становится сильнее и гибче, я прошу ее больше собираться и вытягивать шею. Работая над сбором, я начинаю с нескольких шагов, а затем вновь возвращаюсь к работе в более прямой и низкой рабочей рамке. Моя цель — помочь лошади обрести баланс, чтобы впоследствии она смогла подсесть на зад, выгнув поясницу, когда будет физически к этому готова. В процессе работы я использую разнообразные упражнения и не требую сохранять одно положение дольше нескольких минут, чтобы мышцы оставались пластичными и лошадь не зажималась. Я позволяю лошади отдыхать на шагу и смотреть по сторонам, ну и поощряю оглаживанием за каждую, пусть даже самую минимальную, попытку. Мне нужна свежая и внимательная лошадь, поэтому я не наказываю ее и повторяю упражнения по много раз и жестко не наказываю. Вместо этого, я слежу за тем, чтобы мои требования были лошади понятны; так она будет оставаться спокойной, заинтересованной и уверенной в себе, и стресс не станет причиной физического закрепощения.

Каждый раз, работая с лошадью, я прислушиваюсь к ее телу и настрою, ведь это позволяет выстроить доверительные отношения, а напряжение является врагом гармонии и хорошей выездки.

Маноло Мендес был первым шеф-берейтором и одним из шести членов-основателей Королевской андалузской школы верховой езды в Испанском Хересе. Эта школа — одна из четырех классических школ наравне с Кадр Нуар в Сомюре, Испанской школой верховой езды в Вене и Португальской школой верховой езды в Лиссабоне. Имея за плечами более 40 лет опыта классической выездки, Дома Вакера и конкура, Маноло посвятил себя методу мягкой, гуманной и основательной физической и моральной подготовки лошадей до уровня Большого приза и Высшей школы.

Автор: Маноло Мендес

Перевод : Давыдова Ксения

Фото: Kate Barber в обработке Danielle Skerman

Источник


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Content is protected !!