«Необходимо досконально знать анатомию и психологию лошади, а также ее физические возможности. Каждый всадник должен сам работать свою лошадь и уметь тренировать ее последовательно, естественно, системно, с сочувствием и любовью.» -Чарльз де Кюнффи

В иностранных книгах и видео о работе с лошадьми авторы регулярно говорят о сочувствии или сопереживании лошади. Как правило, используется термин sympathy, который на русский язык в зависимости от контекста может переводиться как симпатия, сочувствие, сострадание, сопереживание. Примечательно, что термин «эмпатия» в контексте взаимоотношений лошади и человека, практически не применяется. Почему? О каком тогда сопереживании может идти речь, и как ему научиться?

Эмпатия, сочувствие, симпатия и сострадание – разные вещи. Сочувствие – это ощущение сострадания или понимания, позволяющее человеку интерпретировать или оправдывать действия и/или чувства другого. При этом сочувствующий человек не будет переживать те же эмоции, что и у объекта сочувствия. Сострадание и симпатия связаны с чувствами к кому-то — видя их страдания и осознавая, что они страдают. Эмпатия, напротив, заключается в том, чтобы испытывать эти чувства в себе, сопереживать, как если бы вы были этим человеком, с помощью силы воображения. Эмпат полностью разделяет переживания объекта сочувствия, размывая при этом границу «моя эмоция – твоя эмоция». Термин «эмпатия» чаще всего используется для обозначения способности представить себя в ситуации другого человека, переживающего эмоции, идеи или мнения этого человека.

Используя рациональные суждения и прошлый опыт, люди могут определять эмоции, которые переживает другой человек, а иногда даже ощущать их на себе. Степень сопереживания бывает разной и иногда может достигать даже физических ощущений в теле, идентичных тем, которые переживает находящийся рядом человек.

В конной среде эмпатия позволяет сделать процесс работы с лошадью комфортным для обеих сторон. Эмпатические способности тренера и/или берейтора определяют уровень его успешности в контексте тренинга без применения силы, ведь лошадь не имеет возможности напрямую сказать, что она чувствует в тот или иной момент, кроме как посредством сопротивления, которое, как правило, подавляется силовыми методами. Эмпатия позволяет налаживать контакт с лошадью, распознавать ее потребности, чувства, учитывать склонности и личные особенности, предвидеть развитие событий и поведение, находить деликатные способы коррекции без применения силы.

…Лошадь не имеет возможности напрямую сказать, что она чувствует в тот или иной момент, кроме как посредством сопротивления, которое, как правило, подавляется силовыми методами…

Способность к эмпатии можно развить. Как это сделать? Психологи отмечают, что эмпатия тесно связана с другими элементами эмоционального интеллекта — умением распознавать и контролировать собственные чувства. Этому и следует научиться в первую очередь. Если мы не научимся понимать свои эмоции, нам будет сложно улавливать чувства лошади. Способны ли вы точно определить, что испытываете прямо сейчас — грусть, счастье, восторг? Это может показаться простой задачей, но на самом деле эмоциональное самосознание не так просто. Во-первых, наши эмоции непостоянны. Они смешиваются, трансформируются, меняются — причем очень часто за короткий промежуток времени. Во-вторых, мы можем одновременно испытывать несколько эмоций. Чаще всего на поверхности находится одно чувство, которое маскирует другие, более информативные. В-третьих, у большинства, если не у каждого из нас есть какие-то детские травмы, которые подавляют нашу способность обратиться к собственным чувствам.

Научившись распознавать свои эмоции, нужно научиться их контролировать. Практически невозможно проявлять эмпатию, когда организм взбудоражен сильной реакцией — скажем, приступом гнева. Чтобы едва уловимые сигналы чувств, исходящие от лошади, могли быть восприняты и сымитированы нашим мозгом, от нас требуется спокойствие.

И наконец, самое важное: в основе проявления эмпатии лежит аналогичность жизненного опыта. Мы соотносим полученную информацию с «картотекой» собственного опыта, и это помогает нам понять состояние другого человека или лошади, испытать чувства, которые его сейчас одолевают.

Это значит, что, прежде чем что-то требовать от лошади, нужно пройти через аналог своих требований. Что это значит?

В любой верховой езде – любительской или спортивной — лошадь несет физическую нагрузку. По мере повышения требований, физическая нагрузка растет. Но имеете ли всадник или тренер/берейтор спортивный опыт, который позволит вам чувствовать то, что чувствует ваша лошадь, когда вы от нее что-то требуете? Речь сейчас идет не о «конноспортивном опыте», а об опыте человеческого спорта, пусть даже на уровне ОФП.

Необходимо отметить, что попытка приложить собственные ощущения от интенсивных тренировок на чувства лошади не будет очеловечиванием, этот термин часто превратно понимают. В этологии очеловечиванием является нарушение закона — никакое действие животного не должно рассматриваться как проявление высших форм психической деятельности, если оно может быть объяснено более низшими ее проявлениями.  Мы же обсуждаем как раз «низшие проявления», связанные с реакцией тела на повышенную физическую нагрузку, во многом сходные у всех млекопитающих.

«Представители индустрии скачек однозначно заявят, что у лошадей толще кожа, поэтому они меньше чувствуют боль, но доказательств того, что лошади меньше чувствуют боль нет. Тем более, что они чувствуют мух на коже, что подтверждается характерным подергиванием – панникулярным рефлексом…»

— Пол Макгриви

Хорошо знать из книг, сколько в среднем восстанавливаются мышцы после нагрузки, но этого недостаточно, чтобы прочувствовать физическую боль и скованность движений на следующее утро после интенсивной нагрузки. Хорошо знать из книг технику дыхания, но ничто не заменит ощущение сбившегося дыхания, например, из-за превышения темпа или мышечного напряжения. Хорошо в теории знать о выразительности аллюров, но еще лучше испытать на личном опыте, сколько можно пробежать с высоким подниманием бедра или многоскоками до того момента, как мышцы «забьются», и ноги перестанут вас слушаться. Хорошо в теории знать о необходимости чередования напряжения и расслабления, но еще лучше прочувствовать, сколько по времени физически возможно сохранять напряжение. Хорошо знать «из своего тренерского опыта», что развязки помогают добиться правильной рамки, а еще лучше на личном опыте испытать, как важно иметь возможность потянуть или встряхнуть конечность, когда она затекает или перенапрягается. Хорошо в теории знать о том, что мышцы, незадействованные непосредственно в выполнении того или иного движения, должны быть расслаблены для обеспечения максимальной эффективности техники, но другое дело почувствовать это на собственной шкуре.

«Не верю!» говорил Станиславский, видя неубедительную игру. То же самое можно сказать о большинстве всадников, которые громко оглаживают и нежно целуют своих лошадей после изнурительных тренировок без учета их физиологических и психологических возможностей, когда от лошадей требуют то, что никогда бы не потребовали от себя.

В современных условиях многие приходят к лошадям по зову сердца. Верховая езда на любительском уровне не требует какой-то супер-подготовки, а на спортивном есть некие объективные причины свести физическую подготовку к минимуму — нормативы, графики, амбиции спортсменов и коневладельцев диктуют тренерам правила игры, которым те с готовностью следуют. Диплом тренера по конному спорту не требует какого бы то ни было опыта человека в человеческом спорте; теоретические знания (в лучшем случае) и опыт работы с лошадьми заменяют опыт собственной физической подготовки. В результате, тренеры, словно конвейер, выпускают «спортсменов»-эгоистов и лошадей-роботов, которые замыкаются в себе из-за того, что работающие с ними люди отказываются их слышать. Работа с применением силы уже не воспринимается как применение силы, а зачисляется в разряд эффективной (короткие развязки, «резинки», системы лонжирования и т.п.) или безопасной (затягивание капсюлей, шпрунты и т.д.).

Работа с применением силы уже не воспринимается как применение силы, а зачисляется в разряд эффективной

Кто-то винит в происходящем деньги. Но, помимо денег, причина всего, что мы видим в конной среде, кроется в отсутствии того самого сопереживания, эмпатии, о которых так часто пишут и говорят в контексте тренинга лошадей. Чтобы и для вас это слово не стало пустым звуком, займитесь бегом, плаваньем, или видом спорта, который подразумевает работу в движении. Почему речь пошла о движении? Потому что мы требуем его от лошади, и лишь собственное движение с вниманием к его качеству/технике позволит вам понять, что на самом деле чувствует лошадь.

По материалам: https://lifemotivation.ru , https://psycho4you.ru, https://biz.mann-ivanov-ferber.ru, https://seoslim.ru

Ксения Давыдова

ред. Жанна Бочкова (Aji Liberty)


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Content is protected !!